Меню сайта
Категории раздела
Статьи с сайта http://www.lprussia.com/ [15]
Форма входа
Поиск
Прогноз погоды
Гидрометцентр России
Главная » Статьи » Статьи с сайта http://www.lprussia.com/

О жизни Честера и его пагубных зависимостях
сть в Аризоне один торговый центр, находится он город Темп, это такая жилая местность на отшибе Финикса. Ну, вообще-то в Аризоне полным-полно всяких торговых центров, но именно этот стал домом и отправной точкой сети тату-салонов Club Tattoo, открытой в 1995. Когда вокалист Linkin Park и Dead By Sunrise входит в свой салон ярким пылающе жарким августовским днём, он кажется совсем спокойным по сравнению с ним самим же на сцене. Он одет в синие джинсы, камуфляжные ботинки и белую футболку, обнажающую местами его татуировки. 33-летний вокалист, кажется, чувствует себя в своём салоне как дома, и так должно быть. В этом салоне Честер набил свою первую татуировку, это случилось 15 лет назад, задолго до начала истории с Linkin Park. Теперь, 45 миллионов проданных альбомов спустя, он и его давние друзья Шон и Тора Доуделл владеют этим салоном и ещё четырьмя по стране, включая недавно открывшийся в Лас Вегасе.

Беннингтон показывает на карпа на своём плече: «Это моя первая, сдеал, когда исполнилось 18. В те времена работала здесь Джоди Уэндт, она мне казаль супергорячей штучкой. Мне захотелось, чтобы именно она сделала мою первую татуировку, ведь она будет заниматься мной несколько часов. Мне захотелось, чтобы она изобразила мой знак зодиака, вот так появились эти очумелые рыбины и их глупые рожи. Но это моя первая татуировка, так что воспоминание о ней меня очень трогает».

Несмотря на оглушающий рёв гитар и его душераздирающий крик, Беннингтон может быть сентиментальным. Певец вырос на западной стороне Финикса, в районе, который он сам называет «банально на отшибе». Он не был там счастлив: «Я ненавидел Аризону, мне не нравилось там взрослеть. Нет ничего хорошего, кроме музыки, что я мог бы вспомнить: до меня сексуально домогался один козёл, мои родители развелись, я пристрастился к наркотикам. С нетерпением ждал момента, чтобы свалить оттуда».

Такой образ жизни — это то, что вы ожидаете от будущей рок-звезды. Он коротал свои дни у гриля, работая в Burger King, катался на скейте с друзьями и пел в гранж-роковой группе Grey Daze. Он принимал множество наркотиков, включая тяжёлый амфетамин «мет».

«Кокаин мне никогда особенно не нравился. Перенюхал его много (смеётся), но никогда эта пудра не стояла на первом месте. Я такой: „О, у тебя есть кокс, ну давай нюхнём. Что-то ещё? Нет? Ну ладно тогда". Приход от кокаина не фонтан. Мне нравятся вещества, от которых чувствуешь себя очень хорошо: типа экстази, кислота, грибочки. Но их каждый нельзя принимать, прихода не будет. На каждый день хорош алкоголь, марихуана и скорость».

К 18 годам Честер покончил с зависимостью от мета и других тяжёлых наркотиков, заполнив образовавшуюся дыру алкоголем и травой. Он встретился со своей первой женой, Самантой Олит, когда работал в Burger King. Они поженились в 1996 на Хэллоуин, когда Беннингтону было всего лишь 20, с деньгами было туго, поэтому вместо традиционных обручальных колец на их пальцах появились нарисованные — татуировки. В 1999 он присоединился к Linkin Park и без оглядки переселился в Калифорнию. Пришёл большой успех. Всё это время он ничего не употреблял, активно рассказывая об этом в интервью и глубоко искренне исполняя песню «Breaking The Habit», которую написал Майк Шинода.

Передышка не длилась долго. Проблемы начались, когда брак Честера распался. Их драматические отношения и бурный развод в 2005-м проторил дорогу обратно в алкогольно-наркотический угар. «Это не было в стиле „О, мне так грустно от того, что отношения закончились — как бы мне это исправить?". Всё было похоже на „Это печально, потому что я стал тем, кто мне не нравится, я ненавижу себя, она ненавидит меня, и жизнь полное дерьмо". Мы постоянно выясняли отношения, кричали. Мне больше нравилось находиться в туре с моей группой, нежели дома».

«Оба моих родителя женились и разводились три раза, и я отказывался принимать тот факт, что я не счастлив в своих отношениях. Я себе наговаривал под нос „Я не развожусь. Я не буду тем неудачником, у которого не получилось"». Когда пыль улеглась, Беннингтон жалуется, что у него ничего не осталось: «Я потерял всё. Все деньги, половину авторских прав. Меня это очень злило, всё, что она делала — так это злила меня. Она много раз устраивала скандалы из-за моей карьеры музыканта. Этого я не понимаю. Это разве честно? Но жизнь вообще нечестная штука».

Беннингтону в салоне закрасили его татуировку обручального кольца жирной чёрной линией: «Я думал вывести её лазером, но решил просто закрасить». Друг Беннингтона Райан Шак представил Честеру Талинду Бентли, учителя, которая дважды позировала для Playboy в годы студенчества. Честер был сражён и очень скоро перезвонил своему другу, свазав, что женится на этой женщине, которую только что встретил. Райан подумал, что у Беннингтона не в порядке с головой, но голова при проверке оказалась на месте, и свадьба действительно состоялась, 31 декабря 2005. А через три месяца родился их сын. Но несмотря на свалившееся счастье, влияние развода со своей бывшей женой всё ещё производило на него сильное влияние.

«Я не осознавал, что значит для меня финансовое и бытовое благополучие. Спрашивал себя «Счастье — это хорошие отношения с кем-то? Это ли важнее машин и дома?». Моё сердце говорило «Ты, должно быть, шутишь». Но умом-то понимал «Это показывает людям, что ты сделал. Потеря всего этого может показать, что ты не тот крутой парень, а очередной замшелый музыкант, который всё похерил и который каждый день теперь ходит по кабакам, вспоминая былые дни».

В 2006 Беннингтон вернулся к наркотикам через выпивку: «Алкоголь был той самой вещью, через которую я снова вернулся к другим веществам. Если бы я не пил... я бы не вывалился из окна или не закрыл бы себя в туалете на несколько дней». Он понимал, что его жизнь снова рушится, но не мог остановиться.

«Природа моей болезни, зная себя, мне нужно унюхаться, укуриться и доглататься до такой степени, чтобы в итоге чувствовалось, что или уже не лезет, или я вот-вот сдохну. Тогда нужно остановиться и начинать пить. И я пил больше и больше, до тех пор, пока не настал момент, когда нужно было принимать решение. У меня есть красивая женщина, которая любит меня, и я люблю её. Она мотивировала меня на много хорошего. Я боялся, что потеряю всё это», — объясняет Честер.

Но это знание только больше закручивало Беннингтона в чёрную спираль: «Мне больно смотреть, что я причинял ей боль. Я был с ней, но меня не было в жизни моих детей. Мои ребята из Linkin Park не стремились приобщиться к моему образу жизни. Мне всё время казалось, что я вот-вот умру. Этот страх привёл к пониманию того, что я из себя представляю, что я никому не нравлюсь, что я никогда не изменюсь, что миру будет лучше, если я исчезну, что так будет лучше для всех, ведь я причиняю им боль». Благо в этот момент вмешались его самые близкие, сказав, что всё это неправда.

Честер отправился в реабилитационную клинику, сорвался и снова запил. Потом ещё один курс лечения, на этот раз успешно: «Я завязал и победил, но я работаю над собой, чтобы стать тем, кем должен был быть. Мои дети думаю, что я классный папа, моя жена, что я превосходный муж».

Не оставляйте Беннингтона одного — вот что понял Честер во время своей второй программы реабилитации. Пытаясь снова не свалиться в штопор, он перестроил свою жизнь, чтобы кто-то всегда был рядом с ним: «Я не очень хорошо себя чувствую в одиночестве». Он шутит, что вместо наркотиков и алкоголя подсел на спортзал. Талинда звонит два дня назад: «Ты где?». А я: «Всё ещё в качалке». Она: «Ты там уже больше четырёх часов!». Теперь я мускулист (смеётся)«.

Он также создал сайд-проект Dead By Sunrise вместе со своими закодычными друзьями — Амиром Дераком и Райаном Шаком. Первой песней, которую он записал для своего сольника стала расслабляющая «Let Down». Вдохновением стал его болезненный развод. Начиная с того момента, Честер окинул взглядом прошедшие пять лет в поисках вдохновения: «Это очень личный альбом. Я пишу о любви, об одиночестве и его производных, о тех сумасшедших мыслях, царивших в моей голове».

В то время как такие песни вроде «My Suffering» изворачиваются в боли, другие песни очень романтичные и звучат в акустике. Неплохое доказательство разностороннего музыкального вкуса Честера. Беннингтон написал все свои песни сам, он не сотрудничал с кем-то. В результате каждая песня имеет привязку к его собственной жизни. Песня «Give Me Your Name» была написана им для своей жены Талинды. Если вам не понравится «Give Me Your Name», берегитесь, Честер ревниво относится к этой песне: «Да я убью вас нахрен, лицо бритвой порежу!», — смеётся он. «Я У меня получился этот рифф на акустической гитаре, такой густой, рыхлый, я сконцетрировался, и оно просто вот так получилось. Это была первая песня, под которую мы танцевали на моей свадьбе, всё получилось на хорошем уровне, решил отправить на альбом. Позже появились „In The Darkness" и „Into You", песни о наших отношениях, даже „Inside Of Me" о том, что мне нужна моя жена до сумасшествия, но она была от меня в 600 милях».

Такой уровень открытости песен сделал его уязвимым: «Мне хочется, чтобы людям понравился этот альбом. Мне кажется, что я предолел себя и уже не реагирую так болезненно на плохие отзывы по поводу Linkin Park, потому что альбомы продаются хорошо. Когда мы только начали давать концерты с LP, на нас уже была печать жанра групп, которые отрывают дно. После выхода моего сольника появились негативные рецензии в стиле „Отстой не только Linkin Park, а ведь Честер должно быть и есть главный отстой мира". Да что я сделал? Разве наша музыка настолько плоха? Я же не заражаю никого СПИДом, не убиваю тоже никого. К чёрту этих ребят, я-то точно знаю, что у Linkin Park есть своё особое звучание. В случае с Dead By Sunrise моя кожа не настолько толстая. Это мои песни, мои слова, мои мелодии. Если людям не понравится, я задумаюсь, может, я не тем занимаюсь вообще. Может, мне успокоиться и петь дальше в Linkin Park? Ну, это всего лишь мои предрассудки».

Dead By Sunrise будут считать сайд проектом одного из членов Linkin Park. А это значит, что у людей будут повышенные ожидания на этот счёт, намного большие, если бы просто появилась новая группа: «Да, завышенные ожидания есть, нереалистичные я бы сказал. Это заставляет меня нервничать. Мой сольный альбом вызывает у меня целый пучок эмоций, которых мне бы хотелось избежать». Из-за этого чувства Беннингтон едва не передумал выпускать альбом: «Я подумывал об этом несколько раз. Типа, не хочу рисковать, не хочу столкнуться с отвержением своего творчества. Но сейчас воспринимаю это с точки зрения „я хотя бы попробовал". Не нужно ждать, что с Dead By Sunrise повторится такой же успех, как и с Linkin Park, такое не случается дважды».

Сейчас Linkin Park работают над четвертым студийным альбомом с легендарным продюсером Риком Рубином, Честер объясняет: «Мы начали работать над концептуальным альбомом. Это была невообразимо огромная идея, саундтреком к которой должен был стать наш альбом. Мы хотели создать фильм, рок-оперу и игру. Гораздо грандиознее, чем „American Idiot"».

Рик Рубин сам вызвался помочь с новым альбомом: «Мы дали ему послушать наши наработки и с самой первой он кивал в такт головой, одобрительно скорчивая лицо. Вообще-то обычно он так не делает, он разваливается на своём диване с плошкой вегетарианского супа, слушает музыку, которую ему принесли, его сложно удивить чем-то. В нашем случае он с первой песни качал головой в такт, повернулся и говорит: „Если бы я услышал эту песню и не знал, чьё это, я бы сразу побежал и купил 50 копий альбома". Ну, мы такие: „Может, нам стоит остановиться? Потому что первая песня крутая, а дальше пойдёт по ниспадающей". Через три песни он поворачивается и говорит: „Я не знаю, какого чёрта вы, ребята, делаете, но низачто не переставайте! Никогда!". Мы такие: „Ну, здорово, не прекратим. А что такого мы длаем, что это значит?"».

Конец работы над альбомом Linkin Park для Беннингтона означает начало большого тура. Опыт таких поездок может сильно утомлять. Такой образ жизни подал идею новой татуировки Честера. Это цыганка-зомби, показывающая, как вокалист Linkin Park чувствует себя в долгом туре (на правой руке, локтевой сгиб). В дороге встречаются и похожие на зомби фанаты, полностью копирующие татуировки Честера, как, например, один парень из Китая: «Он такой, мол, Честер, зацени! И весь в моих татуировках. Это напрягает меня». Особенно беннингтону не нравятся татуировки в виде пламени на запястьях: «Если хотите сделать себе пламя на запястьях, делайте. Только не копируйте мои татуировки». Но на самом деле наиболее легкомысленная татуировка — у Честера на пояснице, это название группы Linkin Park: «Я решил, что если моя группа продаст миллион альбомов, то название этой группы появится на моём теле в виде татуировки. Ну, название группы классное, дизайн татуировки классный, но я, если честно, не думал, что такая татуировка у меня появится, не верилось».

Честер, кстати, планирует расширить сеть своих тату-салонов чуть ли не на дюжину: «Когда я пришёл к своим партнёрам Шону и Торе, они спросили о моих планах по бизнесу, чего мы хотим достичь. Ну я и сказал — завоевать мировое господство. Тора ласково попросила меня быть реалистичнее. Я теперь больше не думаю в маленьких масштабах, с моей группой у меня получилось невозможное, так что теперь, думаю, всё возможно».

Сейчас Беннингтон дома, это то место, где ему комфортнее всего, у него тихая, спокойная и счастливая жизнь.


03.10.09, перевод - vetalp
Категория: Статьи с сайта http://www.lprussia.com/ | Добавил: Zebra (27.12.2009)
Просмотров: 659 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 23
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2022
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz